anton_rubin

Categories:

Когда последний звонок прозвенел в Zoom...

Псевдо-уроки закончились, виртуальные оценки выставлены в электронный дневник, последний звонок прозвенел в Zoom, оставив после себя чувство неудовлетворенности, незавершенности и обделенности чем-то важным и невосполнимым.

А значит есть возможность вдохнуть, выдохнуть и порефлексировать на тему нового опыта, проанализировать его значение и влияние на качество учебного процесса и попытаться спрогнозировать к чему это все может привести, останься оно так и в будущем учебном году.

Текст-стенание у меня уже был. Поэтому собрав волю в кулак попробую отбросить желание рассказать о том, как все плохо и по пунктам проанализировать что именно плохо, почему и можно ли с этим что-то сделать. А может и не плохо и не надо вовсе ничего менять, оставив насовсем дистанционную форму обучения как основную – современно, удобно, безопасно?

Фото: Дарья Асланян \ АСИ
Фото: Дарья Асланян \ АСИ

Давайте начнем с главного. С детей. Ведь именно для них существует система среднего образования. Они являются бенефициарами образовательной услуги в конечном счете.
Ну или должны ими являться. 

По факту же многие учителя и родители в личных разговорах и конференц-коллах с прискорбием сообщают о свершившемся факте – ученик потерял субъектность. Феномен субъекта образования – непростой, многофакторный, системный. Субъектность индивида безусловно формируется не только в рамках педагогического процесса, но учитывая то, сколько времени в нем, в этом процессе, проводит ребенок, образовательная сфера безусловно имеет значительное влияние на формирование субъектности индивида. 

Задание в вайбере, видеоуроки в ВК и даже тестирование знаний в skyeng не только не помогают формированию этой самой субъектности, а, наоборот, препятствуют. Ученик не может узнавать, то что ему интересно. Не может задавать уточняющих вопросов. Не может, наконец, высказывать своего мнения. Проверка знаний, зачастую, сваливается в тест с 2 вариантами ответа на каждый вопрос, превращаясь из контроля знаний в проверку уровня везения. И, как логичный итог, нет больше ребенка как субъекта образования. Есть списочный состав, часы, темы, отчеты. Ребенка нет.

Но когда я говорю, что «ребенка нет», я имею в виду куда более глубокую проблему, чем отсутствие субъектности ученика. И я говорю об отсутствии ученика как такового. 

К сожалению, в ходе активно-суетливого перехода на дистанционное образование школа потеряла важное – связь с учеником. Он фактически выпал из системы.

Выслали задание в WhatsApp – дело сделано. Получили задание? Прочитали? Передали ребенку? Выполнил он его сам или списал с GDZ? Понял ли он вообще эту тему или родители показали правильный ответ и дальше побежали кормить семью? Да черт его знает.

Если ученик не приходил в класс – система контроля редко давала сбои. Об этом знали учителя, классный руководитель, родители. 

На уроках в Zoom у моего сына-шестиклассника было от 2 до 17 учеников из 24 человек в классе. Где остальные - неизвестно. Может быть нет компьютера, может быть нет интернета, может болеют, а может просто забыли/забили (нужное подчеркнуть). Если раньше у школы помимо образовательной была и важная социально-воспитательная роль, включающая в себя наблюдение за поведением, контроль за посещением, наличием одежды по сезону и отсутствием синяков на ногах, то теперь эта роль так же оказалось полностью выключенной. И никем не подхваченной. Вот что самое-то страшное. 

И это в тот самый момент, когда, как одно из последствий изоляции людей дома, резко выросло количество случаев домашнего насилия, в том числе – насилия над детьми. И эти оффлайн-дети, непришедшие в Zoom, непрочитавшие сообщение в Viber, они потеряли последнюю надежду быть увиденными, услышанными, понятыми, спасенными. 

А что родители? Ведь это их прямая родительская обязанность – воспитывать, обеспечивать безопасность, давать доступ к образованию.

Все так, да. Семейный кодекс прав. 

Но кроме этих обязанностей родители должны кормить, одевать, лечить. И как-то выживать самим.

Поэтому они продолжают ходить на работу, в магазин, готовить, убираться. И как-то пытаться ещё и жить конечно же.

И дистанционное обучение вдруг открыло нам глаза на то, что родители-то оказывается у нас тоже не субъект. И даже – не объект. Они вообще вне образовательной функции были до сих пор. А тут вдруг она на них свалилась. Без предупреждения, без подготовки, неожиданно. И накрыла ровным пластом всех без исключения. 

И вот уже родители осваивают зум, бабушки устанавливают вайбер, а братья-сестры помогают друг другу следить за скачущим, как необъезженная кобыла, расписанием. 

Это было настолько неожиданно и настолько тяжело, что после недели-двух бешеного ритма и невероятной нагрузки многие знакомые мне родители осознали, что физически не справляются, не тянут, не выживают в таком режиме. И махнули рукой. На оценки, на домашку, на посещаемость. 

Потому что выжить важнее, чем выучиться. А вопрос встал именно этим ребром.

И это не вина родителей. И уж конечно не вина детей. Это проблема системы, которая до сих пор родителей замечала только раз в четверть, когда нужно было собрать деньги на охрану и очередной ремонт. И только раз в четверть пускала на свою территорию – через металлодетектор, вахтера и охранника. Родители всегда тут были чужим, ненужным, лишним элементом, который совершенно не вписывался в ФГОСы, расписание внеурочной деятельности и планы по воспитательной работе учащихся. 

И вдруг, как гром среди ясного неба, экспериментальным путем мы выяснили, что у детей есть родители. И в ситуации полного отсутствия учителей в образовательном процессе (ДЗ в АСУ РСО образовательным процессом мы не считаем) ребенок без помощи родителей не справляется. А значит они нужны. А значит они должны быть включены в процесс. И, оказывается, они априори уже обладают субъектностью, желают и могут участвовать, влиять, менять…

Вообще родители очень интересно себя проявили. Они как будто годами ждали включения себя в образовательный процесс, и вот, вдруг, дождались. Появилось сразу много активностей со стороны родительского сообщества. Не всегда эффективных, но всегда очень активных. Старающимися быть проактивными, но, конечно, зачастую вынужденными действовать реактивно, вслед за слишком интенсивно меняющимися условиями.

Стали появляться новые чаты (да-да, не всегда эффективно, говорю же), совместные ресурсы. Впервые увидел новый способ взаимодействия в вайбере, когда в чате оказались вместе и учителя, и ученики, и родители. Общий чат. До этого были родительские чаты у нас. У детей – свои группы. Но чтобы все вместе - такого раньше не было. И это было удивительно банальное, но, кстати, эффективное решение, исключившее огромное количество недопонимания между разными сторонами процесса, вот эту вечную игру в «сломанный телефон».

И инициаторами такого объединения стали именно родители. Было бы здорово, если бы эта активная роль, эта вновь обретенная субъектность родительского сообщества сохранилась и в рамках очного обучения. Но над этим, конечно, нужно работать. Это нужно поддерживать. И этому нужно учить.

Учить нужно и самому дистанционному обучению. Потому что это совершенно новый опыт, не имевший никаких аналогов у всех трех сторон процесса (родители-ученики-учителя) до этого. Начиная с общего понятийного поля, которое до сих пор не сформировано.

«Поднимите руку те, у кого есть вопросы», - говорит учитель на онлайн-уроке в Zoom. 

Кто-то из детей поднимает руку чисто физически, надеясь, что учитель увидит эту поднятую руку в мониторе, на котором расположено 15 маленьких квадратиков-учеников.

Кто-то нажимает на иконку поднятой руки в приложении.

А несколько ребят пишут в чате «Я», «Рука», «Можно я».

И нет у нас консенсуса даже в том, как правильно поднимать руку на Zoom-уроке. Что уж говорить об остальном.

И когда я говорю, что нужно учить учиться, я конечно же имею в виду и учителей.

Да, эта сторона процесса к великому прискорбию не оказалась сильным звеном. Не вывезла на себе слабых. Не показала пример того, как надо правильно. 

Учителя оказались готовы к такой форме обучения еще меньше, чем ученики и родители. 

Это ученики объясняли учителям про Discord, это ученики помогали создать конфу в Зуме и это они, наши дети, подсказывали своей классной как уже наконец включить микрофон.

И техническая сторона процесса – она конечно безумно наглядно показала абсолютную беспомощность большинства преподавателей и целых школ перед новым вызовом.

У моей дочери, например, не было ни одного онлайн-урока. 

«Школа не готова» объяснили мне. 

Школа оказалась не готова учить. Нонсенс? Нет, реальность. 

Моя дочь получала домашние задания на вайбер и туда же их отправляла на проверку. 

Новых тем ей никто не объяснял. Ни разу.

Мы правда хотим так научить детей чему-то? Или мы хотим проверить качество домашнего образования таким образом? Не уверен, что вообще хоть какая-то продуманная системная стратегия была. Просто в этой школе – так. А в соседней – иначе. И никакой СИСТЕМЫ образования на поверку у нас не оказалось. Есть индивидуальные решения, локальные инициативы и перегибы на местах. А вот системы – нет.

И это одна из самых значимых проблем. 

Ни методик, ни учебных материалов, ни единой образовательной системы. Ничего.

Кто во что горазд, кто на что, когда и где учился.

Viber, WhatsApp, VK, Discord, Zoom, АСУ РСО, SkyEng, resh.edu, onlinetestpad, skysmart, ЯКласс. 

И это у одного ученика. Все должно быть установлено, настроено, он должен уметь этим пользоваться, быть везде зарегистрирован, помнить все явки/пароли и успевать проверять все вот это вот, чтобы не пропустить, не опоздать и не отстать.

И это сводит с ума, приводит к повышенной тревожности, понижает самооценку от неизбежного «забыл», «не успел», «просмотрел», «не вспомнил пароль». Следующий шаг – неврозы. А там и до психопатии рукой подать.

Ну и кстати про здоровье. Понятно, что дистанционный режим обучения значительно снижает риски распространения любых инфекционных вирусных заболеваний, передающихся от человека к человеку аэрогенным или контактным путями. И загоняя школьников домой, закрывая учебные заведения на карантин и проводя уроки по интернету мы если не полностью исключаем, то значительно снижаем вероятность заражения и скорость распространения инфекций, потому что большой дружный детский коллектив – это, конечно, сладкий сон любого вируса. 

Именно поэтому мы закрываем школы на карантин в случае выявления гриппа, ветрянки, туберкулеза и т.д. Так поступили и в период пандемии вновь выявленного коронавируса. 

Разница лишь в сроках. 

Закрыть школу на недельку и отпустить детей отдохнуть во время гриппа или перевести детей на ежедневное обучение перед монитором на 3 месяца – согласитесь, не одно и то же.

И тут появляются вопросы. А не становится ли лекарство от болезни опаснее самой болезни?

Ну да, от вирусной инфекции мы детей защитили. Но.
Но, во-первых, они не являются группой риска и переносят коронавирусную инфекцию крайне легко или совсем безсимптомно.

А во-вторых, пытался ли кто-нибудь просчитать, оценить и спрогнозировать ущерб здоровью от сидения дома, за гаджетом, без движения, лишения детей возможности бывать на свежем воздухе, общаться, и да, получать друг от друга новые вирусы и бактерии, без знакомства с которыми просто невозможен сильный иммунитет. Растение, выращенное в стерильных условиях, никогда не выживет в условиях реальных. Хотим ли мы из детей вырастить тепличные цветочки, погибающие на первом ветру?

И конечно же не могу сказать о социальном. Ведь походы в школу – это не только про математику с физрой. Это уникальные в своей неповторимости условия социализации ребенка. Особенно сейчас, когда наши дети перестали бегать ватагой по двору, играя в казаков-разбойников и войнушку. Где еще они смогут получить опыт построения коммуникаций, ведения диалога, построения межличностных отношений, дружеских, романтических. Опыт живого общения все-таки сложно заменить чатиками, как бы хорошо я ни относился к современным технологиям. А без социального мы получим асоциальное. Оно нам надо?

Вопросов много. Неопределенность пугает. Опыт – негативный. Тем удивительнее появление многоголосья ратующих за то, чтобы такой способ обучения закрепить навсегда, сделать основным и единственным, продолжить эксперимент по массовому дистанционному обучению и в новом учебном году.

Очень надеюсь, что прежде чем прислушаться к громкокричащим, администраторы от образования тихо сядут и проанализируют все то, что происходило со всеми нами последние 3 месяца. Не должно это пройти бесследно. Слишком дорогой ценой получен этот опыт. 


Текст написан специально для «Самарского обозрения"

Error

default userpic

Your reply will be screened

Your IP address will be recorded 

When you submit the form an invisible reCAPTCHA check will be performed.
You must follow the Privacy Policy and Google Terms of use.