Теремок на выезде. Москва

Первый полет на самолёте, первое путешествие в Москву, первые фотографии на фоне Кремля, первая гостиница, первое участие в конференции и выступление на рабочей сессии, первый опыт посещения вегетарианского ресторана и даже первая поездка на Мерседесе.

Этот перечень, за которым богатый набор эмоций, ощущений и новых знаний, мы компактно уместили всего в 3 дня. Но зато какие насыщенные!

Поездку наших подопечных в Москву мы планировали давно и долго. Поездка — не развлекательная, а самая что ни на есть рабочая. Для обмена опытом, для познания мира, для рассказа о себе. 

Да, это очень ценно для тех, кто работает в направлении постинтернатного сопровождения. Потому что одна из ключевых парадигм сегодняшней социальной работы — «ничего для нас без нас». Ну и на самом деле — откуда мы, помогающие специалисты, можем знать что нужно тем, кому мы помогаем? Правильно, от них самих.
Вот мы с ними и поехали — делиться, учиться и учить. С теми и тех, кто занимается постинтернатом в России. Из разных регионов и в разных его формах. А встретиться мы все планировали, конечно же, в Москве.

Но поездка в Москву для вас — это купить билет и полететь. А для нас (и наших подопечных) — это подготовка на протяжении месяца, разговоры, планы, работа над преодолением страха публичного выступления, размышления о том, что надеть и с кем оставить детей, и... И кое-какие неожиданные преграды — административные, организационные, финансовые, прочие.

Обо всех преградах не буду, но об одной — расскажу.

Вот, например, Игорь. Был в наших списках на участие изначально. И без него я не видел обмена опытом. Потому что он у него — как моих 10. И детский дом, и наркотики, и закрытая спецшкола, и потери, и испытания. И, самое главное, возвращение.

Найти силы на возвращение из вот этого всего — невероятно сложно. Но вывезти его в Москву оказалось ещё сложнее.

У Игоря — условный срок. Раз в месяц он ходит отмечаться к инспектору УИН. По закону он должен уведомить этого инспектора о намерении покинуть регион. Что мы и решили сделать, как законопослушные зайчики. Игорь в сопровождении нашего воспитателя-методолога Лилии Башировой пошли к инспектору уведомлять и...

— Не пущу. Никуда не поедет.  Я несу за него ответственность! Если он там сбежит, что-то украдет, кого-то изобьёт, спросят с меня!

Попытки разговаривать не увенчались успехом. Никакие гарантийные письма, ходатайства и характеристики — не интересуют. 

«Я сказала нет и значит нет. До 2020 года он не выездной!»

И начались весёлые две недели, которые остались до выезда, за которые надо успеть купить билеты, забронировать гостиницу, согласовать списки участников конференции и собрать рюкзак, наконец. А тут — здрасьте.

И пришлось эти две недели потратить на «здрасьте». 

Поднял всех знакомых полковников полиции, закинул удочки, расписал проблему, отрекомендовал Гошу и просил помочь изо всех сил. Но получая отказ за отказом, извинения за сожалениями и объяснения «Я не могу просить за него, они же сразу подумают, что мне взятку за это дали. У нас просто так никто не просит. Я их знаю, я с ними работаю» я вдруг осознал, что все знакомые полковники уже кончились, а Гоша — всё ещё не выездной. 

И пришлось идти к генералу. А если точнее — к генерал-лейтенанту ФСИН Алмазову.

Да, в итоге нас спасло письмо Рубина Алмазову, как бы это там ни звучало. 

Спасибо вам, Рамиз Чобан-оглы.

И отдельное спасибо Евгению Анатольевичу Коняеву хочу сказать за помощь в коммуникациях и содействие-координацию.

Вызвали после этого письма Гошу, рассказали какие мы нехорошие, посоветовали с нами больше не водиться и отпустили с богом в столицу.

Да, ему рассказывали, что все, кто приходит в «Домик» оказываются без квартир и поэтому надо быть ему поосторожнее и бежать от нас куда глаза глядят.

Я послушал это, посмеялся, но признался: правду люди говорят. Порядок действий только перепутали. Действительно, все сироты, оставшиеся без квартир, приходят к нам. Просить помочь вернуть утраченное. 

Но это всё мелочи, кто там будет разбираться в последовательности. А вот не мелочи — требование от инспектора взять с собой маршрутный лист и отметиться в Москве в день прибытия — о прибытии и в день убытия — соответственно.
День прибытия — воскресенье, УИН в Москве в этот день не работает. Значит отметиться о прибытии надо в понедельник. А день убытия — это вторник. Ну вот так.

И в понедельник мы имели прекрасное светопреставление — московские инспекторы звонили в Самару и доказывали им, что такого документа, как маршрутный лист для отбывающих условный срок, в законах РФ не предусмотрено, что ставить свои подписи и печати на незаконном документе они не будут, а требование отметиться и ограничения на выезд со стороны самарских коллег — самоуправство и превышение.

Но Самара — город упёртых. Не зря ж я отсюда родом. Поэтому самарские инспекторы ругались в ответ и требовали выполнить законное, по их мнению, требование.

Москвичи положили трубку. Долго смотрели в пустоту, пытаясь пережить эмоциональный шок, а потом спросили «А что у вас там в Самаре происходит? Может аномалия какая? Или ядрёну бомбу взорвали неподалёку, а?»

Но в итоге пошли на компромисс — поставили отметку о прибытии, но отказались ставить отметку об убытии.
Не спрашивайте, не знаю, не понимаю.

Тут я должен сказать ещё одно большое спасибо за представление наших интересов и сопровождение Игоря по московским закоулкам Маше Пачевской. Потому что я выступал на конференции, а сам Гоша не осилил бы 32 пересадки и 48 переходов.

Но всё это ради чего? 

Когда человек живет в социальной яме, видит вокруг только таких же, как он, просыпается среди трупов и думает только о том, как достать ещё на дозу, то в его голове неоткуда взяться мыслям о развитии, росте, позитивных изменениях и банальному желанию жить. 

Когда девчонка прожила всю жизнь в детском доме, время от времени попадая в семьи, подвергаясь там насилию, сбегая, попадая в новую семью и сбегая в который раз в ДД, мы не удивляемся тому, что она попадает в тюрьму. Потому что это, к сожалению, логичное развитие событий. Это — строго сплошная наклонная, у которой не может быть изгибов.

И создать эти изгибы можно только из вне. Один из способов создания таких изгибов и изломов — смена обстановки. Банально вырвать из этого вечно пьющего-колющегося окружения, из быта, пеленок и щей. Просто показать другие грани жизни, о которых люди не догадываются. Показать, что есть что-то большее, чем счастье от банки пива. Счастье познания, исследования, путешествий.

Вот почему у нас успешно проходит проект «Team-extreme» и вот почему я считал таким важным участие наших ребят в этой конференции.

Но конференция — в понедельник, а половина воскресенья у нас была посвящена исследованию Москвы.

Это исследование началось от метро Динамо, а закончилось где-то за Парком Горького. Мы преодолели пешком около 18 км, очень устали, сильно ненавидели меня, но были так довольны тем, что обратно я их довёз на шикарном Mercedes-Benz CLA, что меня оставили в живых :-)

Ну а на следующий день после насыщенной культурной программы, завершившейся уже далеко за..., нас ждала напряженная работа.

Конференция «Опыт и роль НКО в решении проблемы социального сиротства» началась с пленарного заседания с участием Елены Альшанской (БФ «Волонтёры в помощь детям-сиротам»), депутата госдумы Ольги Баталиной и представителя МинОбразования. Модерировала Елена Тополева («Агентство социальной информации»).

Вкратце о пленарке писал в ФБ, дублировать не буду. Но для наших это было важно — посмотреть как взрослые люди, так или иначе занимающиеся проблемами сиротства, по-разному видят эти самые проблемы.

После пленарки я с удовольствием выслушал мнения наших ребят об услышанном — радостно и ожидаемо было услышать, что с чиновниками они не согласны, а с общественниками — да. 

Дальше нас ждала работа в секциях. Нашу секцию — постинтернат — модерировали Александра Телицына («Старшие Братья Старшие Сестры») и Алексей Газарян («Квартал Луи»).

И там действительно было о чём подумать.

Александра Телицына и Алексей Газарян

На секции собрались как сотрудники НКО, занимающихся постинтернатным сопровождением, так и сами получатели соцуслуг — выпускники госучреждений для детей-сирот из Москвы и наши — из Самары.

Интересно, удивительно, но факт — это было первое подобное мероприятие, на котором собрались не только «помогальщики», но и те, ради кого мы все работаем. 

Разговор получился интересным, насыщенным, временами — горячим. Но очень важным и нужным. 

Думаю, каждый по его итогам сделал для себя какие-то выводы, а может быть — и задался новыми вопросами. Что ещё более ценно. 

Свобода, самостоятельность, мотивация, труд, образование, наставничество, чиновники, приемные семьи, деньги... Важных вопросов было так много, что обсуждение продолжилось и после секции.

Но больше всего о ценности мероприятия и конкретно нашей работы мне сказали выпускники московских учреждений, которые, выслушав презентацию о нашем проекте подошли и попросили разрешения приехать в Самару — посмотреть как это всё работает. Потому что ничего подобного они никогда не видели.

Ещё одним приятным сюрпризом была встреча с нашей доброй знакомой Инной Гомес, которая смогла приехать к нам на 30 минут. 

Море впечатлений, океан позитива и заряд положительными эмоциями — это  тоже планируемые и успешно достигнутые результаты.

Надеюсь, что они помогут видеть мир шире и уметь радоваться радугам.

А ещё хочу сказать спасибо Стасу и Лиле за грамотное сопровождение и ребятам — за активное участие и путешествие без приключений. 

С вами было легко и прекрасно :-)

Error

default userpic

Your reply will be screened

Your IP address will be recorded 

When you submit the form an invisible reCAPTCHA check will be performed.
You must follow the Privacy Policy and Google Terms of use.