Блог Антона Рубина (anton_rubin) wrote,
Блог Антона Рубина
anton_rubin

Categories:

Комната смерти

В начале 2016 года в очереди на получение квартир в Самарской области стояло 4 125 сирот. А квартир, которые в этом году им запланировали выделить, было 445. Новости типа «на обеспечение сирот жильем выделено более 500 млн рублей»  появляются часто, а вот само жильё, судя по статистике, не очень.

О том, как власти решают проблему жилья для сирот ДГ рассказывает на одном примере Антон Рубин, директор Региональной общественной организации волонтёров Самарской области «Домик детства».

Василиса –сирота и инвалид, два в одном. У неё нет не только родителей, но и ноги. Точнее двух. Она ходит на протезах – один от колена, другой – вместо ступни. Зато у неё есть дети. Двое. И им троим негде жить. Поэтому государство обязано выдать ей квартиру – как сироте.

Звонок из Департамента имущества прозвучал неожиданно и долгожданно – есть квартира, приезжай смотреть. Позже сообщили подробности: в квартире умер сирота, труп долго лежал, запах остался. Но очередь двигать как-то надо несмотря ни на что. А Василисе надо где-то жить. Несмотря ни на что. Поэтому она взяла ключи и мы вместе поехали смотреть эту квартиру – одна побоялась.

Квартира находится в ЖК «Лесная поляна», находящемся на ул. Демократическая и состоящем из большого количества трехэтажных домиков. Кошелев в миниатюре.

13702528_1038638456204281_859951805_o

Когда мы подошли к подъезду и стали искать в связке ключ от домофона, дверь неожиданно открылась и из неё вышла женщина неопределенного возраста, но вполне себе определенного состояния – шла выкидывать тару из под пива. Обвела нас удивленным взглядом и продолжила свой путь. А мы поднялись на 3 этаж. Я поднялся быстро, а Василиса – не очень. На протезах бегать по лестницам не шибко удобно, особенно когда один из них треснул пополам – не прошло и полугода с тех пор, как его выдали. Не выдержал нагрузки. По гарантии должны менять бесплатно в течение года, но на самарском протезно-ортопедическом предприятии ей сказали, что все в отпуске до августа, нужно подождать.

Этаж встретил нас неприятным запахом, а дверь – следами взлома. После того, как соседи начали бить тревогу из-за сильного запаха, потребовалось еще много времени на то, чтобы взломать железную дверь и извлечь оттуда разложившийся труп двадцатичетырехлетнего парня-сироты, когда-то получившего эту квартиру от государства.

Следы взлома – огромные щели между дверью и косяком – были щедро заполнены крупными ветками полыни. Ими же был устлан пол перед дверью и по обе стороны от неё. Полынь была не первой свежести, но её запах чувствовался. Хотя запах бывшего жильца был гораздо сильнее и рвался наружу из ещё неоткрытой двери.





В квартиру заходили неохотно, не торопясь, примерно понимая и опасаясь того, что нас там ожидает, но чувствуя свою обязанность ознакомится с этим долгожданным предложением. Василиса закрыла рот и нос платком, а я наощупь включал свет в коридоре и в ванной, надеясь с помощью фотонов разогнать этот смрад. Но смрад не разгонялся ничем – ни окнами, открытыми настежь второй месяц подряд, ни белизной, пустые бутылки из под которой были разбросаны на полу.

Там же, на полу, были разбросаны и личные вещи усопшего. Преимущественно грязные носки. А так же матрац, одеяло, что-то еще из одежды. Всё это, видимо, нам готовы были передать вместе с квартирой за бесплатно, в качестве бонуса. В виде бонуса же в комплект входит стиральная машинка, магнитола и линолеум на полу.  В рабочем ли состоянии бытовая техника нам не известно, а вот функциональность линолеума оказалась видна невооруженным взглядом.

Мы вообще-то сначала подумали, что на полу был пожар. Недалеко от стены в линолеуме зияла знатная сквозная дыра. А по краям этой дыры линолеум имел рваные неровные черные обуглившиеся края. И только потом, встретившись с представителем застройщика, выяснили, что пожара никакого не было, а обуглившийся линолеум – это место нахождения трупа, который сгнил сам и попортил продуктами гнилостного распада линолеум настолько, что…



В три прыжка добравшись до кухни и балкона, мы осмотрели квартиру менее чем за 2 минуты. Успели оценить удобную планировку, следы рвотных масс на полу и просторную кухню, после чего выскочили из квартиры, почувствовав себя вакуумным гиперлупом на выходе из пневмотрубы.

Прыгая вниз по лестнице, наступая через три ступеньки на четвертую, я надеялся убежать как можно скорее от запаха и сгнившего линолеума, но на выходе из подъезда пришлось затормозить, чтобы не врезаться в возвращающуюся жительницу этого дома. Ту самую, которая шла выкидывать тару. Возвращалась она с добавкой – две полторашки, покрывшись каплями и надувшись пеной, торчали из пакета. И почему-то мне сильно захотелось прямо сейчас такую же полторашку. Примерно так же сильно, как убежать из этой квартиры.

Убежать из квартиры нам удалось, а вот от запаха я бегу до сих пор. Кажется, он въелся в кожу, волосы и проник в каждую складочку носа.

Василиса от квартиры отказалась. Кто там следующий на просмотр?

Текст написан специально для Интернет-журнала "Другой город"

Tags: государство, инвалиды, сироты, цпс, чиновники
Subscribe

Recent Posts from This Journal

  • Серебро Севера

    В продолжение проекта "Team-extreme" для выпускников детских домов мы поехали в лес. Для нас, детей 90-х, это вообще не экстрим. А для них, детей…

  • Дважды Россия

    “Теперь ваши родители - это вожатые. Они главнее ваших мам и пап. Поэтому вы должны их слушаться, подчиняться и выполнять.” Спустя год после того,…

  • +/- 4

    Год прошёл с тех пор, как в системе на четырёх детей стало меньше. А у меня, соответственно, больше. Всё это время регулярно встречаю непонимание и…

  • Post a new comment

    Error

    default userpic

    Your reply will be screened

    Your IP address will be recorded 

    When you submit the form an invisible reCAPTCHA check will be performed.
    You must follow the Privacy Policy and Google Terms of use.
  • 11 comments